Меню Содержимое
Главная arrow Словарь понятий arrow Антропология теономная
Антропология теономная Печать

В работе "К идее человека" (1915) Шелер приходит к выводу, что человек не является "мерой всех вещей". Он постижим лишь через отношение к Богу - и как природное существо (homo naturalis) и как носитель духа, личность. Постепенный отход Шелера от католицизма и консерватизма был обусловлен многими обстоятельствами. В работе «Формы знания и образование» он предпринял описание духовной ситуации времени, где резко осудил как атеизм, так и религиозный фундаментализм. Он отмечал раскол общественного сознания: На одном полюсе секты грубо мистического суеверного толка, «спасители» владеющие методами суггестии; на другом – безидейный специализированный позитивизм. (Шелер М. Избранные произведения. М., 1994. с. 19.) Шелер различал знание научное, метафизическое и религиозное. В религии акты духа - любовь или страх, надежда или отчаяние – имеют своей целью спасение. Религиозное переживание отличается от философского умозрения, которое предполагает сомнение, рефлексию, дистанцию по отношению к непосредственному переживанию. Однако в поздней фазе своего творчества Шелер комбинирует эти три вида знания. В частности, он включает в метафизику результаты позитивных наук, аксиологию и даже религию. "Высшая цель формирования всякого метафизического мировоззрения посредством философии состоит в следующем: мыслить и  созерцать абсолютно сущее, существующее посредством самого себя, причем таким образом, чтобы оно соответствовало и было вообще соразмерно найденной в "первой философии сущностной структуре" мира и реальному наличному бытию мира и случайного так-бытия, становящемуся нам доступным в сопротивлении нашему стремлению." (Там же. С. 10)

 

В этом определении смешано и бытие и становление, субстанция и акциденция. Но в этом и проявляется своеобразие философии позднего Шелера, который пришел к чему-то вроде теории эманации. Он понимал высшее бытие как дух, испускающий из себя мир и человека. Рациональное полагает случайное и даже иррациональное, а бытие – становление и порыв. Все это и есть единая жизнь. Первоначально бессильный дух воплощается в ходе истории и обретает растущую власть и силу. Идеи и нравственные ценности в жизни переплетаются с интересами и страстями людей, а также с социальными институтами.

 

Шелер проводил в теологии позицию соучастия в бытии человека: единственным доступом к Богу является не теоретическое размышление, а личное активное участие человека в его становлении. Шелер критикует предметную установку в понимании личности, определяя ее как упорядоченную структуру духовных актов, как уникальную самоконцентрацию единого бесконечного духа. В этом определении чувствуется влияние концепта Гуссерля "трансцендентальное Эго", впрочем, дополненного "порывом", формой которого является чувство симпатии. Так наследуется "дионисизм" Ницше. Человек не копирует мир, он со-зидатель, со-основатель, со-ратник, соучастник процесса становления.

 
Человеческая личность трактуется с позиций феноменологии как центр духовных актов. Теологическая добавка состоит в том, что перволичностью считается Бог. Возможно, на Шелера повлиял В. Соловьев, который настаивал на том, что Бога нужно представлять именно как личность, а не абстракцию. В этом есть смысл. Богословы превратили Бога в теологического монстра, а отношения с ним свели к познанию. Если Бог это личность, то отношения с ним могут быть более разносторонними. В принципе библейские истории раскрывают Бога весьма по-человечески, как мудрого, но сурового Отца. Он не только породил все, включая человека, но и установил законы. По мере того как христианство превращалось в государственную религию, Бог стал мыслиться как небесный царь, помогающий земному правителю. На повседневном уровне Бог моделировался в качестве  абсолютного защитника, который может серьезно наказать провинившихся. Тем, кто отделился от Бога и стал полагаться на себя, уготован ад. В противоположность усилиям церкви, культивирующей Страх Божий,  Шелер и Соловьев, стремились сделать отношения человека и Бога более гуманными и душевными, а главное, двусторонними, обоюдными, т.е. транзитивными. Не только человек любит Бога, но и Бог любит человека. В свете трансцендентности христианского Бога такая трактовка вызывает серьезные трудности. Шелер их обходит, принимая за основу отношений человека и Бога не познание, а любовь. Причем его трактовка любви включает элементы платоновского учения об Эросе. Также чувствуется влияние неоплатонизма и возможно гностицизма, что опять таки сближает его с Соловьевым. Отчетливо видно, что любовь трактуется как форма эманации, а не познания. Отношения человека и Бога снимают субъектно-объектное отношение. Очевидно, что образцом таких отношений выступает троица. Однако, как трое могут быть одним, не теряя себя? Как человек существует в Боге, а Бог в человеке? Шелер пришел к весьма необычной модели интимных (близких и сильных) взаимоотношений человека и Бога: "Человек есть то единственное место, в котором и посредством которого первосущее не только понимает и познает самого себя, но он есть также то сущее, в свободной решимости которого Бог может осуществить и спасти свою чистую сущность." (Там же. С.13)
 

Марков Б.В.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта по созданию информационной системы «Макс Шелер и Россия», проект № 08-03-12-137в. 

 
След. »