Меню Содержимое
Главная arrow Тезисы arrow Васильева С.В. Личность, индивидуальность, субъективность в философской антропологии М.Шелера
Васильева С.В. Личность, индивидуальность, субъективность в философской антропологии М.Шелера Печать

Васильева С.В., г. Петрозаводск

Личность, индивидуальность, субъективность в философской антропологии М.Шелера.

 

               

                Личность в антропологии М.Шелера имеет категориальное значение, т.к. вокруг личности концентрируются все процессы сущего, а именно, важнейший из них – познание, которое имеет у Шелера особую окраску. Широчайшую картину понятия личности Шелер дает в своем труде «Формализм в этике и материальная этика ценностей», где он размежевывается с Кантом по основным вопросам познания и этики. В разделе «Формализм и личность» он рассматривает все возможные парадигмальные связи личности: личность и бытие я, личность и акт, личность и характер, личность и сознание, личность и мир, личность и идея Бога, личность и плоть.

                Определение личности у Шелера очень многослойно. Личность есть конкретное, действительно (априорно) существующее бытийное единство актов различной сущности, которое предшествует всем действительно существующим сущностным различиям в актах (особенно различного внешнего и внутреннего восприятия, внешнего и внутреннего воления, чувствования, любви, ненависти и т.д.). Бытие личности фундирует все сущностно различные акты (с.147).

                Главным в определении личности, по Шелеру, является ее «фундирующее отношение» ко всем сущностным актам. Шелер призывает правильно формулировать эту «фундированность». Личность – не пустой исходный пункт для актов, а само конкретное бытие, благодаря которому проявляются сущностные связи. Только через принадлежность к сущности той или иной конкретной личности акты конкретизируются  из абстрактных в конкретные сущности. Иначе говоря, мы можем судить о существе конкретного акта только исходя из интенции существа самой личности. Отсюда критика Шелером психологии и неприятие им объекта психологических исследований в виде «сознания вообще», в виде «общих» поступков и действий, по которым психологи делают свои выводы. По Шелеру же, невозможно понять событие, пока не узнаешь, как оно совершалось и переживалось, а именно, какой личностью.

                Любая «взаимосвязь» остается взаимосвязью абстрактных сущностных актов, пока личность не реализует в себе эту взаимосвязь (с.395), будь она даже просто мыслимой (или неосознаваемой) интенцией. Т.е. в отношении актов личность не является неким внешним конструктом, стоящим «вне» или «над» актом – это для Шелера всего лишь пространственно-временные условности, которые ничего общего не имеют с сущностными связями, в которых реализуется бытие. Личность является как бы одновременно «предпосылкой» и «реализатором» актов.

                Я и личность могут не совпадать - как, например, в случае личности Бога: для него нет ты, нет внешнего мира, который существует для я как объективный коррелят. Мир при этом – это мир личности, и он вписан априори в структурные сущностные связи, которые реализуются посредством этой личности. При этом, какие бы «части» мира мы не выделяли – будь то область ценностей, или область идеальных предметов, или область телесности – они приобретают конкретность только как части мира личности.

                Шелер предостерегает в этой связи: характер нельзя рассматривать как комплекс предрасположенностей человека в волевой, духовной, интеллектуальной сферах его действий, т.к. действия личности не есть результат влияния на них суммы этих предрасположенностей, а также изменчивых внешних ситуаций. Шелер рассматривает характер как гипотетический, более или менее постоянный, который помогает нам объяснять действия наблюдаемой личности.

                Что касается автономии личности, то Шелер и здесь противостоит Канту: автономия личности обеспечивается не разумом, а она является предикатом личности как таковой (с.499). Однако Шелер призывает различать, с одной стороны, автономию персонального усмотрения хорошего и плохого, а с другой стороны, автономию персонального воления того, что дано как хорошее и плохое. Автономия, таким образом, становится у Шелера предпосылкой нравственной релевантности (значимости) личности – через ее акты, совершаемые в соответствии с данным выбором. Отсюда непосредственно вытекает идея солидаризма Шелера, объединяющая мир социально значимых существ.

                Формы этического персонализма, которые развивались в Европе с начала ХIХ в. систематизируются Шелером в 6 разновидностей, в зависимости от точки зрения на личность, а затем подвергаются критике в свете его особого взгляда на личность и ее предикаты (совокупная личность, интимная личность, социальная личность). Бытие личности является для Шелера самоценностью в истории и в обществе. Однако он рассматривает также такие понятия как «народ», «нация», «коллектив», «сообщество», «государство», «церковь» и др., в свете своего нового взгляда на этический персонализм. И, наконец, подходит к понятию «ценностной личности», которая является завершением его идеи о ценностных модальностях (в иерархии ценностей).

 
« Пред.   След. »