Меню Содержимое
Главная arrow Публикации arrow Макс Шелер. Вождь и образец для подражания
Макс Шелер. Вождь и образец для подражания Печать

Макс Шелер. Вождь и образец для подражания. Max Scheler. Vorbild und Fuerer. Schriften aus dem Nachlass. Bd/ 1. Bern, 1957. S. 255 – 274.

 

Реферат Б.В. Маркова.

(исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках развития проекта по созданию информационной системы «Макс Шелер и Россия», проект №08-03-12-137в).

 

Среди разнообразных сил и энергий, которые формируют как индивида, так и социум, определяя его движение либо к хорошему, либо к плохому, я хотел бы остановить взгляд на разных и все же взаимосвязанных формах власти: Учитель и Вождь. Эпоха войн и революций выдвинула на первый план проблему взаимоотношений вождя и его народа с такими подпроблемами, как качества вождя, его типы, воспитание вождя и связанные с ними вопросы единства вождя и народа. Эти темы стали главными в современной социологии и философии истории. Всегда, когда происходят перемены, можно заметить поиски вождя, способного принимать важные решения. Не удивляет, что и сегодня, какие бы объединения мы не рассматривали: партии, классы, профессиональные группы, школы и предприятия, церковные союзы, везде ставится вопрос о вожде. Желание вождизма подчас принимает гротескные формы. Это видно на примере растущих как грибы после дождя новых "обществ", "кружков", "школ" и "сект", во главе которых стоят разные "пророки", "спасители", "целители". Такова была ситуация и в поздней античности.

Но я не хочу заниматься этими сектантскими движениями. Я хочу строго научно и объективно, во всяком случае, философски обсудить проблему вождя на разных уровнях: в обществе, церкви, государстве, хозяйстве. Конечно во всем объеме и на всех уровнях, особенно в историческом аспекте, одному человеку такую тему не поднять.

Я не хочу заниматься выбором вождя, а хочу лишь обратить внимание  на эту проблему. Во избежание недоразумений сам я представляю себя не вождем, а всего лишь ученым, который ищет объективное знание о феномене вождизма и его значении в обществе.

Объединение общества вождем может принимать различные формы: целерациональную - этот человек заботится о моих интересах", традиционную - "так было всегда";  дисциплинарно юридическую; натуралистическую - родители и дети, старшие и младшие; кровнородственную, клановую, где вождь ведет происхождение от основателей рода. Наконец, персонально-аффективную, завязанную на харизму вождя: призвание в отличие от службы. (258) Это также лидерство в связывающих вождя и массу отношениях веры, доверия, любви, преданности, страха, уважения и почитания. Личностный, харизматический  вождизм является изначальным. Он лежит и в основе служебного вождизма /католицизм/ и кровнородственного. Во время перемен и революций харизматический вождизм снова возрождается. Он не требует никакого "учения", что служит подтверждением различия фигур вождя и ученого.

Образцовая личность (Vorbild – образец для подражания, кумир, звезда, учитель, мудрец) важнее, чем вождь (Fuhrer), о котором так много пишут в современной литературе. Образец раскрыт либо как античный мудрец, либо как "прекрасная душа" романтиков. И это не удивляет. Вождь широко представлен на общественной арене и рынке истории. Учительство, напротив, реализуется на скрытом духовном уровне: любой индивид, группа ориентируются на свои образцы, подражает своим идеалам, имеет своих кумиров.

Общее между вождем и кумиром.

1. Вождь и масса взаимосвязаны и взаимозависимы. Образец и подражание - нет. Человек может не хотеть и не знать, что служит предметом подражания. Вождь хочет и знает, что он является таковым. Сознания и самооценка вождя, как политического, так и религиозного зависит от признания народа.

2. Отношение образ - подражание развертывается в духовной сфере, в идеальном пространстве и времени  современности и не всегда связано с реальным существованием образца. Наоборот отношение вождя и народа - реальное социальное отношение. Человек служащий примером подражания может жить в глубоком прошлом: Цезарь, Сократ, Христос (Imitatio Сhristi), Будда. Вождь, который меня ведет, должен быть здесь и теперь. Наоборот прообраз может принадлежать истории, мифологии, поэзии, как, например, Гамлет или Фауст. Вождь должен быть реальным человеком. Образцами же могут быть не только люди или литературные герои, но боги и демоны. Вожди – это люди, которых вдохновляют боги, демоны или литературные герои. Образцами могут быть образы героев в мифе и эпосе, истории, а также нечеловеческие фигуры - греческий полис, Римская империя. Французский абсолютизм стал образцом для Пруссии, римское право образцом церковного, а "джельтмену" подражал весь мир.

3. "Фюрер" это свободное от ценностей социологическое понятие. Закон единства вождя и народа – закон естественный. Группа, как бы она не называлась, семья, род, племя, народ, нация, сообщество, культурный круг, класс, профессия, слой, разбойничья банда, воровская шайка,  всегда раскалывается на две части: одна маленькая, преданная вождю, другая - составляющая массу. Это закон - основа биопсихической жизни, где есть стая и вожак. Группа здесь аналогична сообществу природных организмов в смысле телесной и душевной организации. Каждый организм имеет разнообразные органы для осуществления жизнедеятельности. При этом складывается иерархия управляющих и исполняющих органов. У животных такую роль играет центральная нервная система. Любое мгновение жизни сопровождается планом и целью, которые неразрывно связаны с предметами жизнедеятельности. У людей всегда есть "духовная надстройка", которая представляет собой господствующий набор  потребностей, аффектов, ценностей и идей. (Ухтомский назвал главный принцип работы сознания установкой, согласно которому внимание всегда сосредоточено на чем-то, что представляется ясно, тогда как все, не относящееся к делу, остается в темноте). Собственно, вождь определяет и задает установку народу. И этот общий социологический закон имеет применение не только в рамках человеческого сообщества, но и стада животных. Везде, где есть стадо и вожак, там нет речи о переговорах, консенсусе и взаимопонимании. У животных в группе всегда есть "пионер" и последователи. На уровне биологической эволюции де Фриз говорил о мутациях, которые потом могут закрепиться. Отсюда продуцирование и репродуцирование можно считать общим биологическим законом.

Сказанное позволяет провести аналогию с социальным и социальный закон фюрерства вывести из строения органической жизни. Социальное определение этого закона дал австрийский  социолог и юрист фон Визе: во всякой группе, представляющей собой единство, есть тот, кто господствует. Реализацию этого закона можно наблюдать в любых сообществах, называются они коммунитаристскими или либеральными. Везде есть господствующее, управляющее меньшинство и послушное, исполняющее большинство. Этот закон действует и внутри монархии, и внутри республики, в демократии и аристократии. Поскольку признание его не имеет отношения к выбору ценностей, мы  называем его свободным от ценностей объективным законом. Вождь может быть святым и демагогом, но, главное, он должен вести народ или руководить группой. /262./

Иначе обстоит дело с "образцом". Это понятие ценностное. Образцом служит то, что считается благим, истинным, красивым, словом, ценным. Между образцовой личностью и теми, кто ей подражает, складывается одна из форм симпатии, аффективно связывающая людей в нечто целостное. Отношение подражания не сводится к познанию другого. Эффект подражания тем сильнее, чем меньше о нем рефлексируют. Пример для подражания по определению не может быть плохим для того, кто выбрал его. Однако посторонние часто говорят: плохой пример для подражания. В любых человеческих сообщества можно найти центр, персональным, представителем которого является образец или вождь. Итальянцы говорят об элите. Вожди указывают путь и ведут по нему. Образцы определяют гештальты, которые задают структуру душевной жизни. (268) 

Модель для подражания выбирается не из эмпирического, а из духовного мира высших ценностей. В качестве таких моделей чаще всего выступает святой, гений, мудрец, герой, художник. Эти образцы синтезируют идеи личности и ценности. Отсюда мы часто понимаем исторических деятелей согласно идеям, которые они воплощают. Эти модели являются действенными в том смысле, что формируют живых людей. Всякий образец содержит эмпирический и априорный, образный и ценностный элементы, существование и долженствование.

Учение об образцовых личностях включает описание индивидуальных особенностей образцов, способы их трансляции и воздействия на душу. Можно выделить следующие типы и виды моделей: профессиональные, семейные, национальные образцы, типы мужского и женского. Особо важное значение учение об образцах имеет в этике. Каждый человек формируется не на основе абстрактной морали, а через подражание образцам. (263)

От вождя требуется действие и победа. Образец требует бытия, формирования души, которая определяет действие. Если вождь и образец столь различны, в каких же они находятся отношениях? Вождь, особенно религиозный и моральный, а также политический и педагогический, может служить образцом, если является харизматической личностью. Отсюда теория образцовой личности много важнее и фундаментальнее концепций фюрерства. Образцовая личность определяет как качества, так и выбор вождя.

 

Личностный дух. Модели для подражания.

Персоналистическая метафизика отдает приоритет личностным формам бытия в человеческом обществе. Она противостоит коллективистской философии Кондорсе, который постулировал "дух народа" и считал народные массы мотором истории и цивилизации. В образцах и вождях он видел спонтанные формы проявления этого духа в религии, искусстве и науке. На самом деле не «идеи» /Гегель/, не «законы разума» /Кант и Фихте/, не «законы производства» /Маркс/ определяют бытие, формирование и развитие обществ, а господствующие образцы и вожди задают им то или иное направление.

Во всякой душе формируется собственное предпочтение и соотношение любви и ненависти, т.е. настроение, которое и определяет пространство жизни и познания. Во всякой душе можно выделить три слоя или три центра со своими закономерностями: 1) ассоциации, на основе которых представления формируются в соответствии с законами внешнего мира; 2) витальный центр, определяющий развитие и рост организма; 3) дух - разумный центр личности, характеризующий внутреннюю религиозную, моральную, духовную жизнь и определяющий внешние поступки. Соотношение внешнего и внутреннего миров происходит ни на основе механического отражения, ни благодаря категориям и моделям рассудка. Обе эти модели навязаны мышлением, соответствующим эпохе научно-технического развития. Ценности религии, морали, искусства  пытаются объяснить на основе механистических моделей и редуцируют к эмпирическим фактам. Но с ценностями дело обстоит так, что они относятся к высшему миру и задают ту или иную установку как познания, так и практической деятельности.

Это же относится и к групповой жизни. Даже если представлять людей по аналогии со стадными животными, то и у них есть свои вожаки. Романтики считают, что органическая жизнь определена законами рода и индивиды играют роль органов, членов коллективного тела. Социалисты и либералы настаивают на приоритете социума и указывают на интересы его классов и слоев. Они видят прогресс в том, что социальные связи разрушают органические. Например, на место каст приходят классы, на место национальных взаимосвязей - интернациональные формы жизни.

Шелер считает, что над всеми этими органическими и социальными общностями возвышается общая духовная личность, такая как церковь, нация, государство, культура. Именно благодаря этому и индивид, и группа становятся человеческими. Человек – это не член и не орган коллектива, а индивидуальное выражение общей личности.

 

 

 
« Пред.   След. »