Меню Содержимое
Главная
Кускова С.М. Религиозные основания философской антропологии Печать

Кускова С.М.

Религиозные основания философской антропологии

 

Религиозное сознание направлено на идеальную ценность, которая может быть познана не психологическими, а априорными методами. Внутреннее содержание и формальная структура религиозного объекта не зависят от психологических особенностей людей, исторических и социальных условий.  Антропология Шелера  выявляет структуру целей личности, объективную иерархию норм, к которым восходит каждый поступок в отличие от фактических оценок и диктуемых внешними причинами поступков, совершаемых индивидом в данном месте в данное время. Необходимый характер нормативного порядка объясняется не его принудительностью, установлением воли Бога, а объективным существованием формальных связей между нормами и ценностями, которые не могут быть установлены или отменены никакой волей.

 Судьба человека независимо от его воли и сознательных решений определяется заданными условиями окружающего мира и заданными наборами реакции психики на воспроизводимые ситуации.

Индивидуальное предназначение - объективный смысл существования личности. Судьба есть характеристика живого существа, а предназначение — у разумного. Оно априорно и связано с религиозным долгом и сознанием личности, определяет её порядок любви.  Любовь предшествует познанию и волению. Формальные правила акта любви — предмет не позитивной психологии, а чистой науки об идеальных структурах,  априорной для теологии как строгой науки, и для эйдетической антропологии.

 Объективный мир ценностей  - частично упорядоченное бесконечное множество идеальных сущностей. Разные его подмножества соответствуют типам фактических этосов. Варьируя ограничения на отношение порядка, получим ряд структур, сопоставленных той или иной иерархии ценностей, свойственной какому-то (фактически осуществлённому или возможному) религиозному этосу.  Подлинные религии отличаются от ложных тем, что обязательно имеют идеальную модель на множестве «решёток». Из эмпирически данной религии выделяется ценностное ядро и устанавливается, будет ли оно отображаться на какую-нибудь заданную структуру. Как принято в алгебре, отдельный фактический порядок предпочтений, выполняемых данной личностью, рассматривается не в его уникальности, а как произвольный представитель целого класса возможных реализаций данного ценностного порядка. Шелер подчёркивает, что религиозное и  антропологическое познание сущностной структуры хотя и имеет дело с  фактическим действительным миром, но направлено и схватывает формальные свойства также всякого возможного мира.  

Область чувств, предпочтений и отвержений Шелер не считает тёмной, хаотичной стороной духа, а подчиняет логике сердца, законы которых -  предметные связи данные в особом интеллектуальном созерцании. Для их описания  недостаточно одних лишь логических средств, нужна утверждения синтетическими a priori. Шелер включает любовь и ценностный выбор в рациональный дискурс наряду с алгебраическими и арифметическими объектами. 

Смущение порядка любви в фактическом этосе отдельного субъекта Шелер объясняет интеллектуальными ошибками в познании статуса ценности. Это и самовольная перестановка элементов (человек считает полезное ценнее доброго, тогда как по истине всё наоборот), и отождествление максимально доступной человеку ценности с объективно верховной (объявление богатства или государства идеей превыше всего, и вообще сотворение кумира), и подмена вертикальных отношений ценностей горизонтальными (частая смена равнодостойных «любимых» предметов, носителей одной и той же ценности). К сущности акта любви относится только один путь от любимого предмета наверх. Горизонтальные же пути к несравнимым элементам в логической структуре царства ценностей отсутствуют, поэтому они для  любви неконститутивные.  Сознание само увлекается ввысь к более высокой ценности. Точно так же оно движется по путям дедуктивного рассуждения. Порядок любви есть рациональный порядок, принуждающий сознание из этой точки переходить к вышестоящей тем же способом, каким оно принуждается логикой к правильному выводу. Истина о божественном порядке любви, заданном на множестве ценностей,   фундирует эмпирическую науку о религии, так же, как и науки о человеке.

Шелер поднимает проблему: зависит ли религия от антропологии или наоборот?

В трансцендентальном плане способности субъекта и их границы задают  все типы религиозного отношения и сознания, доступного человеку. То есть формальные свойства религий, главным образом их ценностных сущностей, зависят от внутренней организации и правил операций трансцендентального субъекта.

С другой стороны, религиозные акты сознания сообразуются с объективными  связями идеальных значений, принудительная сила которых не меньше, чем диктат логических отношений для ума. В предметном плане феноменологического рассмотрения  формальной структуре религиозного предмета предшествует только акт любви, или акт «заинтересованности в чём-либо». Но это не познавательный и не волевой акт, как доказал Шелер.  Значит, от категориального строя субъекта форма и содержание религиозного сознания не зависит.

 

Религиозного основания у философской антропологии нет, как нет и антропологического основания религии. Между постижением Бога и постижением человека есть корреляция, устанавливаемая средствами чистого учения о ценностях, априорном для теологии и антропологии — двух ветвей знания, вырастающих из одного корня.

Взаимопроникновение человеческого сознания и объективного божественного порядка ценностей осуществляется в акте любви, включающем понимание смысла любимого предмета и направление его к его совершенству. Это не произвольное приписывание смысла, желанного для эмпирического человека,  а обнаружение объективного смысла данного упорядоченного фрагмента мира ценностей. Смысл сопоставляется не индивидуальной жизни человека, описываемой тремя группами параметров (внешние обстоятельства, психические предрасположенности, порядок любви), а только идеальному должному порядку любви данного субъекта.

Индивидуальное предназначение - приведение фактического этоса в соответствие должному порядку любви, его восстановление от смущения, вызванного внешними силами. Это и есть участие данного человека в деле спасения мира. Личный фрагмент мира ценностей надо проявить во внешнем историческом мире. Именно таким способом человек «действует в Боге» или познание божественного предшествует познанию человека.

 

Литература

Макс Шелер. Избранные произведения. М. Гнозис, 1994.

 

 
« Пред.   След. »